РУССКИЕ ХУДОЖНИКИ НА БАЛТИЙСКОЙ ВЫСТАВКЕ В МАЛЬМЁ (1914) И СУДЬБЫ ИХ КАРТИН. РЕПОРТАЖ ИЗ ШВЕЦИИ

Сотрудник отдела научно-просветительской работы Государственной Третьяковской галереи, искусствовед, арт-терапевт Татьяна Ильина cпециально для Союза русских обществ в Швеции подготовила материалы о великих русских художниках, которые выставлялись в Мальмё (Швеция) в 1914 году.

15 мая 1914 года в городе Мальмё открылась выставка промышленных достижений и культуры стран, окружающих Балтийское море: Швеции, Дании, Германии и России, в состав которой входила тогда Финляндия. Участие России, а вместе с этим и возможность выставки в целом, долго оставалось под вопросом: российское правительство не очень заинтересовалось провинциальным шведским городом.

И тогда, впервые в практике международной выставочной деятельности, организацию Русского отдела взяли на себя частные лица – меценаты М. Терещенко, В. Цеккало (их портреты кисти А. Головина были представлены на выставке) и М. Рябушинский. Координировали проект общественные организации – Российская экспертная палата и творческое объединение «Союз русских художников». Впоследствии именно это обстоятельство дало повод шведским властям и дирекции музея в Мальмё отказаться вернуть картины России. Главным аргументом шведов стало то, что картины предоставлялись на выставку частными лицами, а не государством, и поэтому требовать их возвращения могут только эти лица (художники, коллекционеры) или их наследники.

Илл. 1. «Портрет В. Цеккало» (слева) и «Портрет М. Терещенко» работы Александра Головина в экспозиции музея Мальмё

Но все это случилось позднее, а в 1914 году жители Мальмё с нетерпением ожидали открытия выставки, подготовка к которой началась еще в 1908 г. под покровительством самого короля Густава V.  За три года (1911-1914) по проекту Фердинанда Боберга на пустовавшей территории возвели выставочный городок с павильонами стран-участниц, ресторанами и сувенирными киосками и разбили парк Pildammsparken с плакучими ивами вокруг прудов, аттракционами и фонтанами.   Pildammsparken   и сегодня остается любимым местом прогулок горожан.

Илл. 2. Панорама Балтийской выставки. Фото 1914 года. Справа – Русский павильон

Илл. 3. Pildammsparken в наши дни

 

РУССКИЙ ПАВИЛЬОН НА БАЛТИЙСКОЙ ВЫСТАВКЕ

 

Масштабная международная выставка стала для небольшого города необычайно значимым событием и запомнилась на долгие годы. Большой интерес вызвал Русский павильон, выдержанный в древнерусском стиле. Долгое время был неизвестен его автор, однако недавно в городском архиве Мальмё удалось найти сведения о том, что здание было построено главным архитектором выставки Фердинандом Бобергом по эскизам петербургского архитектора Мариана Перетятковича.

Илл. 4. Кронпринц Густав Адольф и принцесса Маргарета на открытии выставки. 15.04.1914

Илл. 5. На Балтийской выставке. Фото

Илл. 6. Русский павильон на Балтийской выставке. Сувенирная открытка. 1914

В центре Русского павильона был сооружен киоск в виде грандиозной ветряной мельницы, на крыльях которой были выложены образцы лучших сортов российской муки. Но гораздо больше, чем продукция мукомолов, шведов потрясли произведения русских художников. Газета Dagens Nyheter писала: «Наиболее пленяет русский раздел выставки. Здесь для нас, шведов, всё в новинку в том смысле, что у России есть наиболее дерзкие, наиболее экстремальные модернисты».

И действительно, в шести залах Русского отдела посетители могли увидеть произведения ведущих современных художников и скульпторов: А. Голубкиной и С. Конёнкова, И. Репина и В. Васнецова, И. Шишкина и И. Левитана, И. Билибина и А. Головина, К. Коровина и М. Сарьяна, Б. Кустодиева и К. Петрова-Водкина, М. Врубеля и Н. Рериха, К. Сомова и А. Бенуа, М. Добужинского и В. Кандинского, а также ретроспективу работ В. Серова, умершего в 1910 г. Всего около 250 работ 19 художников.

Илл. 7. Афиша Балтийской выставки

Илл. 8. Один из залов русской живописи на Балтийской выставке. Справа на стене – картины В. Кандинского «Композиция № 6», «Импровизация № 2» и «Арабески»

Отбором картин занимались два известных искусствоведа: со стороны Швеции – профессор стокгольмской Академии художеств Оскар Бьёрк (Oscar Björck), со стороны России – художник, учёный, реставратор Игорь Грабарь (в тот период – директор Третьяковской галереи).

Среди представленных работ были знаковые произведения Серебряного века: «Похищение Европы» Серова, «Купание красного коня» Петрова-Водкина, «Битва при Керженце» Рериха, «Композиция № 6» Кандинского и др.  Шведский король Густав V наградил К. Петрова-Водкина, Н. Рериха, Б. Кустодиева и др. русских художников медалями и грамотами.

Илл. 9. Валентин Серов. Похищение Европы. 1910

Выставку посетило более 750 тыс. человек, она пользовалась огромным успехом у публики и должна была продлиться до 4 октября 1914. Но… все планы прервала разразившаяся 28 июля Первая мировая война. Россия и Германия оказались во враждебных лагерях. Выставку пришлось закрыть (датский и шведский павильоны некоторое время продолжали работать).

 

СУДЬБЫ КАРТИН УЧАСТНИКОВ ВЫСТАВКИ

 

После закрытия Балтийской выставки картины русских художников остались в Швеции. Вслед за Первой мировой войной в России произошла Октябрьская революция 1917 года, страна погрузилась в пучину гражданской войны. Система государства и власти, а вместе с ней и реалии жизни людей полностью изменились. На фоне этих трудных, подчас трагичных событий оставленные картины также ждала нелегкая, полная драматических коллизий судьба.

Илл. 10. Борис Кустодиев. Портрет Ирины Кустодиевой, дочери художника. 1911. Портрет участвовал в Балтийской выставке и был позднее продан на Русской выставке в Нью-Йорке за $750. В 2011 году на торгах MacDougall`s картина была перепродана за 3 млн долларов

По условиям участия в выставке русским художникам были предоставлены льготы на перевозку экспонатов и их беспошлинный вывоз обратно. Однако в октябре 1914 г. участники получили письма от представителя торгового дома «Монсон и К°», обслуживавшего выставку, с отказом обеспечить возвращение картин в Россию. Экземпляр такого письма сохранился в архиве Б. Кустодиева:

«Милостивый государь! Вам известно, что Балтийская выставка в Мальмё закрыта, так что посланные Вами туда произведения искусства опять в Вашем распоряжении. Хотя администрация выставки в своё время обещала взять на себя обратную доставку таковых, согласитесь, что при настоящем положении дел она не может принять на себя риска. Поэтому предлагается оставить экспонаты пока в Швеции, где они будут храниться в отопленном помещении. Мы покорнейше просим сообщить обратной почтой о Вашем мнении относительно затронутого вопроса. Наш г. Монсон ещё находится в Швеции и мог бы на месте принять необходимые меры. В ожидании Вашего любезного ответа пребываем с совершенным почтением

(по доверенности «Монсон и К» Т. Янор)».

Иными словами, если хотите получить картины обратно, приезжайте за ними лично! Это было невозможно ни для Кустодиева, прикованного к инвалидному креслу, ни для большинства других художников, решавших в послереволюционные годы более насущные жизненные проблемы. Переписка с руководством музея ни к чему не привела.

Очень немногие художники – М. Добужинский и, вероятно, Н. Рерих на пути в Англию перед большим индийским путешествием – сами приехали в Мальмё и забрали работы. В. Кандинский и А. Явленский, направляясь в Германию, предпочли продать бОльшую часть своих работ шведскому музею.

Лишь спустя десятилетия после трудных переговоров со шведами удалось вернуть в Россию «Купание красного коня» К. Петрова-Водкина, «Композицию № VI» В. Кандинского, «Похищение Европы» Серова, часть работ Б. Кустодиева, П. Кузнецова и некоторые другие картины.

Илл. 11. В. Кандинский. Композиция № 6. 1913. По возвращении в Россию картина вошла в коллекцию Третьяковской галереи

Однако значительное число работ так и осталось в Мальмё; при этом судьба многих картин, опубликованных в каталоге выставки, до сих пор не известна (вероятнее всего, были проданы). Сегодня в музее хранятся живописные произведения В. Серова, К. Коровина, А. Головина, Б. Кустодиева, К. Петрова-Водкина, П. Кузнецова, Н. Сапунова, М. Сарьяна, А. Бенуа и др. Часть работ русских художников пополнила музеи Стокгольма (А. Головин, Н. Рерих, В. Кандинский) и Гетеборга (А. Яковлев, К. Богаевский).

Вот так случилось, что в конце 1910-х годов Мальмё стал обладателем представительной коллекции русского искусства рубежа 19-20 веков. В 2014 году в музее была открыта экспозиция «Балтийские размышления», посвященная столетнему юбилею Балтийской выставки. Вопрос о возвращении в Россию картин из Швеции остается открытым.

Илл. 12. Афиша выставки «Балтийские размышления» в музее Мальмё. 2014 

Илл. 13. «Рабочий» К. Петрова-Водкина на выставке «Балтийские размышления». 2014 

 

КАРТИНЫ УЧАСТНИКОВ БАЛТИЙСКОЙ ВЫСТАВКИ В НЬЮ-ЙОРКЕ

 

Многие произведения, представленные на Балтийской выставке, так никогда и не вернулись в Россию, а вместе со своими авторами оказались в эмиграции, экспонировались на зарубежных выставках 1920-1930-х годов и были там проданы. Самая знаменитая из таких экспозиций – выставка в Америке в 1924-25 годах.

Илл. 14. Игорь Грабарь. Автопортрет с палитрой. 1934

Зимой 1923 года И. Грабарь лично прибыл в Мальмё забрать часть работ для американской выставки. Экспозиция, еще более масштабная, чем в Швеции (более тысячи произведений) была призвана не только представить зрителям самую широкую панораму русского искусства, но и выгодно продать картины и тем самым помочь художникам и молодому советскому государству в тяжелые и голодные 1920-е годы.

Если бы не участие Грабаря с его фантастической энергией и способностью находить нестандартные решения в самых трудных обстоятельствах, ситуация с застрявшими в Швеции картинами была бы абсолютно безнадежной.  В результате поездки в Мальмё он сумел возвратить часть работ Балтийской выставки и пополнить экспозицию в Нью-Йорке замечательными произведениями. У самого Грабаря оставались в Швеции натюрморт «Голубая скатерть» и пейзаж «Сказка инея и восходящего солнца».

Илл. 15. Игорь Грабарь. Голубая скатерть. 1907

Вывезти все работы оказалось невозможным (вероятно, на некоторые не было доверенностей от художников, а другие («Купание красного коня» Петрова-Водкина, «Композиция № VI» В. Кандинского) были слишком велики по размеру. В финансировании перевозки картин через океан помог тогдашний директор экспозиции Мальмё Эрнст Фишер, получив в благодарность право купить несколько картин для шведского музея.

Илл. 16. Одна из купленных Эрнстом Фишером в 1923 году картин – «Портрет А. Варфоломеева» Бориса Кустодиева – на выставке «Балтийские отражения».

Продолжение здесь

 

 

Тэги

Similar posts