Горячие новости

Шаг вперед и два назад. Как оставаться патриотом в современных условиях

16 ноября начнется новый этап в деятельности Россотрудничества — Федерального агентства по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству. 
«Начнёт действовать новое оргштатное расписание, с новыми управлениями, новыми людьми, уточнёнными функциями. А перемены — к лучшему — будут продолжаться», — так заявил руководитель Россотрудничества Примаков Евгений Александрович.

Россотрудничество не занимается политикой и не вмешивается во внутренние дела других стран. Мы работаем с общественным мнением для того, чтобы продвигать идеи дружбы, мира, поддерживать суверенитет других стран и укреплять их связи с Россией, — подчеркнул Е.Примаков в своем телеграм-канале.

«Пресс-служба организаций российских соотечественников в Канаде» занимается аналогичной деятельностью (прим. Ред).

Я думаю, в ближайшие пару недель мы обязательно сделаем сессию ответов на любые вопросы о том, как же именно работает Россотрудничество, где те рамки, в которых мы работаем, что нам можно, что нельзя и в чём мы меняемся — да, медленнее, чем я рассчитывал, да, не так эффектно и ярко, как хотелось бы многим, кто ожидал из всего этого шоу. Но шоу нет и не будет. Потому что с репутацией нужно разбираться, нужно разъяснить стереотипы и выслушать предложения — настоящие предложения, продуманные. Ранее по материалам Счётной палаты — они не секретны — Россотрудничество попало на самые последние позиции списка информационной открытости, вместе с Пробирной палатой (?), ФСО, ФСБ и СВР — ну ладно, они-то понятно, а мы-то там никак не должны быть, — заверил госполин Примаков.

Комментарий главного редактора.

Вот уже шесть лет я веду работу по освещению мероприятий, проводимых российскими соотечественниками в Канаде. С 2014 года — на странице в ФБ, в 2018 — создала сайт «Пресс-служба организаций российских соотечественников Канады», зарегистрировала его на физическое лицо в Роскомнадзоре — регистрация дает мне право как журналисту быть аккредитованной на все мероприятия, проводимые в России и за рубежом, и не дает право на занятие коммерческой деятельностью.
Кроме того, что я освещаю мероприятия, во многих мероприятиях в Канаде я участвую лично как волонтер, некоторые мероприятия организовываю самостоятельно http://canadapress.ru/2018/01/11/1226/, являюсь постоянным информационным партнером медийных организаций в России и за рубежом, сотрудничаю с официальными госструктурами Российской Федерации в инфополе.
За время работы я обратила внимание на некоторые особенности соотечественного движения, и задалась вопросами — почему соотечественники дальнего зарубежья остаются вне зоны досягаемости российской стороны, почему работа организаций за рубежом слабо интересует госструктуры в России, которые по долгу службы должны заниматься вопросами соотечественников.
Напишу вначале о Канаде, так как этой темой вплотную занимаюсь уже несколько лет.
Исторически так складывается, что большинство  организаций соотечественников в Канаде не входят в КСОРС
(Координационный Совет организаций российских соотечественников). Общее количество организаций ( сообществ, советов, клубов, школ, библиотек, движений, конгрессов, фондов, творческих коллективов, бизнес-сообществ, религиозных организаций, фестивалей, СМИ и т.д.) подсчитать сложно, но примерная цифра такова: в Канаде около 300 постоянно действующих структур. Для того, чтобы охватить всех, я и создала «Пресс-службу организаций российских соотечественников Канады».
Если вы обратите внимание на процент охвата соотечественников в Канаде в представленной выше диаграмме, то станет понятно, что КСОРС охватывает около 0, 5% от общего количества соотечественников ( их в Канаде, по примерным подсчетам, около 1 миллиона), русскоязычные СМИ Канады охватывают около 10 % соотечественников, а это уже 100 000 человек. И почти 90% соотечественников вообще не в курсе мероприятий или узнают о них пост-фактум. Диаграмма составлена мной на основе количественного анализа данных по Канаде.
Диаграмма дает прямой ответ — кого нужно поддерживать, чтобы «мягкая сила» не отдала в будущем жестким бумерангом за бездействие.
Россотрудничество ежегодно тратит $XXXXXX  на проведение Всемирных конференций соотечественников. Это огромная работа, проводимая сотнями людей в России, и направлена она на российских соотечественников по всему миру. Отдачи, однако, в большинстве стран — ноль, что вызывает напряженность и конфронтацию среди соотечественников.
На мое предложение председателям координационных советов в группе на ФБ  «Россия и соотечественники» раскрывать по возвращении в свои страны информацию о том, как прошли поездки на конференции ВКС, о чем говорили на конференции, что решили, что постановили, я получала один ответ: «Мы отчитываемся перед посольствами».
При чем здесь посольства? Мы же говорим не о финансовой отчетности ( хотя, этот пункт, как мне кажется, самый главный) — мы говорим об информационной отчетности, ведь представители координационных советов участвуют в конференциях от имени всех соотечественников. На все мои прямые вопросы я получала ответ: «Не спрашивайте, а то вас внесут в «черный список».
Значит, существует некий список людей, которые задают неудобные вопросы? Почему же я не боюсь этого списка? Потому что я не планирую подавать заявки на гранты или господдержку — делать «бизнес» на соотечественном движении не моя прерогатива. Если государство посчитает нужным поддерживать СМИ за рубежом, это должно быть нечто иное, чем существующие в настоящее время непрозрачные схемы.
В качестве примера приведу поездки в Россию из Канады по линии Россотрудничества летом 2019 года:
1.   Ханты-Мансийск  $XXXXX
2. «Здравствуй, Россия»  $XXXXX
3. Артек. Смена «Мы разные — мы равные»  $XXXX
Информацию о поездках я буквально вырывала у сопровождающих, а некоторые вели себя так, как будто я заглядывала в их личный карман.
А сколько таких мероприятий прошло за последние пять лет в Канаде и по всему миру? Зачем российское государство тратит колоссальные средства на мероприятия с «избранными» соотечественниками, если координационные советы отчитываются только перед посольствами, а не перед всей русскоязычной общиной? И сидит такая Ира, вытаскивает клещами информацию и размещает ее на своем ресурсе, продвигает в различные группы соотечественников за рубежом и в России. Получается замкнутый круг. На всех конференциях, ассамблеях мы кричим о том, что «нужно продвигать русскую культуру и русский язык, поддерживать мероприятия соотечественников за рубежом», а когда доходит до конкретных действий, то собирается кучка избранных, летит в Москву, докладывает о своей якобы работе на ниве соотечественников, а по возвращении отмалчивается, так как им нечего предложить этим самым соотечественникам, кроме фотоотчетов о страновых междусобойчиках.
Спрашивается — это движение вперед или назад?
Проблема в том, что очень многие предложения по усовершенствованию Агентства опираются на внутреннюю убежденность, что «да я-то точно знаю» и «вам нужно немедленно укрепить/ускорить/создать/усилить/поддержать вот-это-самое». «Вот-это-самое» может быть при этом чем угодно, главное, что за редчайшими исключениями ни один из предлагавших не смог хоть как-то описать сценарий, что именно нужно улучшить, — сокрушается Евгений Примаков.
Спросите у меня, уважаемый Евгений Александрович.
Ирина Миньковская,
главный редактор сетевого издания
«Пресс-служба организаций российских соотечественников Канады»
Тэги