«На братских могилах не ставят крестов». Увековечить подвиг моряков тральщика «Радуга»

На братских могилах не ставят крестов,
И вдовы на них не рыдают, –
К ним кто-то приносит букеты цветов,
И Вечный огонь зажигают.

23 декабря 1943 г. тральщик «Радуга» с 65-ю моряками на борту шел без тралов с о. Лавенсари в Кронштадт, подорвался на мине и затонул. Район гибели о. Сескар. На воинском мемориале в Мартышкино (Петродворцовый р-он) увековечены имена восьми моряков, судьба остальных долгое время оставалась неизвестна. Считалось, что все они остались на дне Финского залива. Однако, родственники моряков даже спустя 75 лет пытаются выяснить обстоятельства гибели своих родных. 

Елена Аввакумова (Забрежнева) из Торонто, внучка одного из погибших моряков, прислала в редакцию письмо, в котором рассказала историю своих поисков, а также обратилась с просьбой о помощи в увековечивании памяти моряков, погибших на боевом посту во время Великой Отечественной войны.

«У героев, погибших в морских сражениях обычно нет могил,  к которым можно прийти… Братская могила моряков — море.
Несколько лет назад мы были счастливы узнать, что именно у нас, у нашей семьи и у потомков ещё 55 погибших моряков-балтийцев будет возможность поклониться памяти наших дедов, отдавших свои жизни за Победу.
К величайшему сожалению, нас ждало разочарование…

И, всё-таки, сначала хочется написать о светлом, поделиться болью и радостью, чувствами, которые испытывает практически каждый из нас, вспоминая своих родных, не вернувшихся с войны.

Мой дед, Степан Владимирович Забрежнев, погиб под Кронштадтом, защищая Ленинград. Ему было всего 24 года. Когда я говорю о нем, я с трудом могу называть его дедом… Папа моего папы… Он отцом успел побыть всего два года, а сына своего, моего папу, видел всего-то считанные дни.
На третий день с начала войны, 25 июня 1941 г. состоялся досрочный выпуск ВВМУ им. Фрунзе. С этого дня до самой гибели в 43-ем мой дед воевал в составе Краснознаменного Балтийского флота, служил штурманом тральщика, освобождая фарватеры Балтики от фашистских мин.

Моя двадцатидвухлетняя бабушка Татьяна, вчерашняя студентка Ленинградского Инженерно-строительного института, с младенцем на руках (моим папой), смогла эвакуироваться из Ленинграда за несколько дней до того, как замкнулось кольцо блокады. Смогла эвакуироваться со второго раза – в первый раз эшелон с беженцами был разбит с воздуха, и женщинам с детьми пришлось возвращаться пешком в Ленинград.

.. В декабре 1943 проводилась тайная переброска флотилии на Ораниенбаумский плацдарм, шла подготовка к прорыву блокады Ленинграда. В ходе этой военной операции тральщик «Радуга» подорвался на мине – выживших было 10 человек, мой дед оказался среди погибших.

Все послевоенные годы мы думали, что он покоится на дне Балтийского моря, но в преддверии 70-летия Победы случилось чудо! В поисках информации о дедушке я попала на сайт поисковиков, они рассказали, что ими проведена огромная работа: под Петербургом будет установлен памятник тральщику «Радуга», на котором выбьют в граните имена всех погибших моряков.

Их останки, которые, оказывается, были захоронены на приграничной территории, куда гражданским лицам попасть было невозможно, будут перезахоронены на территории мемориала. Поисковики до сих пор находят имена пропавших без вести солдат и добиваются увековечивания памяти погибших – так был найден и мой дед.

Накануне 70-летия Победы, 5 мая 2015 года, случилось еще одно настоящее чудо. Я нашла на сайте «Мемориал» документ, именной список безвозвратно утраченного личного состава тральщика «Радуга». Вторым в списке шел мой дед Забрежнев Степан Владимирович. В графе «награды» значилось, что мой дед был награжден Орденом Красной звезды. А мы и не знали об этом, ничего не знали о наградах. Документ датирован 15-м января 1944 года. В нем был указан наш адрес и имя жены, моей бабушки. У меня словно мороз по коже пробежал.

Так сложилась жизнь, что в нашей семье не только дедушка был военным моряком. Мой папа не видел своего отца, но благодаря бабушкиным рассказам он знал о нем, помнил и любил. Он поступил в то же училище, которое окончил его отец. В ВВМУ им. Фрунзе в разное время учились адмиралы Ушаков, Нахимов, Беллинсгаузен, Колчак, Врангель, адмиралы советских времен и сегодняшних дней, Герои Советского Союза. Мой отец закончил службу командиром подводной лодки на Северном флоте.

Два года назад меня разыскал племянник одного из погибших членов команды – Камиля Шиховича Аптикаева, его имя стоит первым в именном списке, и он также был награжден Орденом Красной звезды. Камиль окончил ВВМУ им. Фрунзе за два года до начала войны, и погиб в 26 лет.

Феликс Аптекаев посетил мемориал в Мартышкино Ленинградской области, где перезахоронены моряки-балтийцы, погибшие при защите и обороне Ленинграда. По словам Феликса, мемориал полуразрушен, бетонные стены обветшали, территория вокруг мемориала заросла бурьяном.

На самом мемориале не упоминаются имена всех погибших моряков с тральщика «Радуга». Получается, что усилия поисковиков были напрасны и им не суждено осуществиться. Местный чиновник, к которому обратился Феликс, считает, что достаточно одного общего мемориала. Достаточно для кого? Ведь там упоминаются не все погибшие моряки – их имена тоже нужно увековечить, и эта работа под силу как муниципальным, так и военно-историческим организациям, тем более, что все имена уже известны.

Феликс Аптекаев дважды обращался в Российское военно-историческое общество, а также в региональное отделение в Санкт-Петербурге, с просьбой помочь решить вопрос с внесением имен моряков с тральщика «Радуга» на мемориальную доску. Ответа нет до сих пор.

Мы очень надеемся, что в преддверии 75-й годовщины нашей великой Победы в администрации города найдутся неравнодушные люди, которые откликнутся и смогут помочь в увековечивании памяти моряков, отдавших жизни за Победу, и мы сможем прийти к мемориалу с детьми и внуками и поклониться памяти наших героев».

После гибели тральщика «Радуга»

После прорыва блокады Ленинграда были приняты меры для усиления Краснознаменного Балтийского флота. Резкое улучшение положения с топливом и электроэнергией позволило промышленности города в начале 1943 года развернуть строительство малых кораблей и катеров, так необходимых для ведения боевых действий в условиях Финского залива.

К началу летней кампании Охрана водного района Кронштадтского морского оборонительного района (КМОР) КБФ получила от промышленности дивизион «малых охотников» нового типа, дивизион катеров-тральщиков; заканчивалась постройка девяти бронированных катеров МО и эскадренного тральщика «Василий Громов». Началось строительство новых тральщиков, так называемых «стотонников». Бывшие рыболовецкие сейнеры были переоборудованы в магнитные тральщики («МТ-610», «МТ-611»). Тихоходные тральщики «Т-42», «Т-51», «Зарница» и сторожевой корабль «Коралл» были оборудованы электромагнитными тралами.

Всего в составе ОВРа КБФ насчитывалось 250 вымпелов, в том числе 44 тральщика, 96 катеров-тральщиков и 70 «малых охотников». (Военная литература)

 

Тэги

Similar posts